2017/08/22, 2:42
Срочно:
ГлавнаяНовостиДекоммунизация в Украине: первые итоги
Декоммунизация в Украине: первые итоги

Декоммунизация в Украине: первые итоги

 




В эту субботу (21 ноября) истекает первый дедлайн по переименованию улиц, парков, площадей, а также городов, сел и поселков, которые носят советские названия. Прошло полгода с того момента, как закон о декоммунизации вступил в силу. Каковы его предварительные результаты? Где самые большие проблемы с переименованиями и как местные власти обходят закон? Что будет, если чиновники на местах проигнорируют требования о смене коммунистических названий?

Точное количество городов и сел, подпадающих под переименование, неизвестно. Приблизительно их более 3% от общего числа населенных пунктов. По данным Украинского института национальной памяти (УИНП), который курирует этот вопрос, переименовать нужно около 420 городов, сел и поселков. Такую цифру месяц назад назвал глава УИНП Владимир Вятрович. Впрочем, тогда же представители института говорили о 408 городах и селах, попадающих под декоммунизацию. Цифры неточные, потому что список кандидатов на переименование постоянно пополняется. В перечне появляются новые села и города, которые ранее трогать не собирались. В качестве такого примера Вятрович упоминает поселок Максимовка. Историки поначалу упустили его из виду, потом оказалось, что назван он в честь известного чекиста, после чего и включили в «расстрельный» список.

Понятно, подсчитать количество улиц, бульваров, площадей, районов, которые также нужно переименовать, нереально. В отличие от населенных пунктов здесь вопрос можно полностью решить на местном уровне, а значит, список кандидатов и сокращается, и пополняется одновременно. (Для переименования города, села, поселка требуется «добро» Верховной Рады, как это предусмотрено ст. 7 закона «О географических названиях»). Постоянно находятся новые претенденты на смену вывесок, параллельно же вступают решения о смене названия тех улиц, которые уже находятся в списке. Скажем, было 20 объектов, сменили название троим, а тут еще пять новых отыскалось. А представьте, что такие изменения идут в десятках тысяч населенных пунктов. Как тут сосчитать? Например, в Киеве сразу же после принятия закона запустили процесс переименования 40 улиц. В конце июня был обнародован список из 110 кандидатов на переименование. Спустя несколько недель уже говорилось о 120 таких улицах. В октябре сообщалось о том, что в Киеве переименовали около 60 улиц. Процесс идет, данные постоянно меняются. Ситуацию усложняет, что не всегда понятно, какие географические объекты стоит переименовывать, а какие – нет. Местные власти просто засыпают УИНП обращениями с уточняющими вопросами.

Нюансов здесь масса. Закон разрешает не переименовывать улицы, чье имя является производным от большевистского названия того или иного населенного пункта. Например, улицу Кировоградскую так назвали из-за города, а не в честь известного коммуниста, а значит, под декоммунизацию она не попадает. А вот улицу Ленинградскую нужно переименовать, ведь такого города на карте уже нет, а есть Санкт-Петербург. Кроме того, под амнистию попадают районы, бульвары, площади, улицы, если коммунистические деятели, чьи имена они носят, не причастны к злодеяниям режима и принесли пользу обществу (в культурном или техническом плане). Словом, путаница полная.

Масштабы бедствия

15 мая этого года президент Петр Порошенко подписал сразу четыре закона, касающихся декоммунизации. Документы, которые должны навсегда оторвать современную Украину от тоталитарного прошлого, открыли доступ к архивам, определили правовой статус борцов за независимость, согласовали вопросы увековечивания победы над нацизмом и прочее. Однако самым важным среди них является закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики». Во-первых, документ проводит знак равенства между нацистской и коммунистической идеологией. Это серьезный аргумент против критиков (особенно из соседней Россией), которые твердят, что Киев, пересматривая историю, унижает «дедов, которые воевали», перерисовывает прошлое в угоду текущему политическому моменту. Во-вторых, именно этот закон запустил процесс переименования населенных пунктов, улиц, бульваров, площадей, других географических объектов, многие из которых до сих пор носят имена палачей украинского народа. Документ был опубликован 20 мая, на следующий день он вступил в силу. Местным властям дали полгода на то, чтобы сменить советские вывески. 21 ноября этот срок истекает – время подводить итоги.

Приблизительное число улиц, бульваров, площадей, которые подходят под категорию «советских», подсчитали в «Яндексе». По данным известного поисковика от 11 ноября, в Украине около 10 тыс. таких объектов. Больше всего «советских» улиц находится в Киевской (2 тыс.), Донецкой (1,4 тыс.) и Днепропетровской (1 тыс.) областях. Меньше всего, понятно, в Западной Украине. Менее двух десятков на Ивано-Франковщине, около десятка – на Тернопольщине и Львовщине. Возвращаясь к городам и селам, интересно, что в той же Ивано-Франковской обл. нет ни одного города, села или поселка, которое носит советское название. Зато несомненным лидером по числу кандидатов на переименование является Донецкая область. В «расстрельном» списке 138 населенных пунктов, шесть районов области и 15 районов в городах. Вместе с тем на Донетчине произошло, пожалуй, самое известное переименование в Украине. В сентябре Артемовск стал Бахмутом. Согласно решению местного горсовета, также под декоммунизацию попали более 80 улиц города.

Саботаж и хитрости

И все же процесс декоммунизации идет слишком медленно. Местные власти далеко не всегда поддерживают смену имени родного города, а также улиц, парков, скверов, бульваров, проспектов, проулков, площадей. И это даже не потому, что важные должности занимают дремучие «совки». Политики просто действуют в угоду избирателю, а народ в массе своей часто против подобных изменений. Аргументы незатейливые: зачем тратить лишние деньги, не нужны эти дополнительные проблемы с документами, новыми картами, привыкли уже к старым названиям, пожалейте таксистов и тому подобное.

Новоизбранный мэр Днепропетровска Борис Филатов на днях прямо сказал, что не поддерживает смену названия города. Мол, из 49 тыс. избирателей, с которыми он встретился, 90% высказались против. «Если люди не хотят, чтобы город переименовывали, мы не имеем права навязывать им», – заявил Филатов. Мало того, мэр Днепропетровска против массового переименования улиц (а таких там более 300). Вопрос этот «нужно решать с хирургической точностью», утверждает Филатов. И это говорит человек, который позиционировал себя на выборах как политик нового поколения. Впрочем, понять Филатова легко. В сентябре Киевский международный институт социологии провел опрос горожан: 90,5% выступили за старое название города. Варианты Днепр (4,6%), Сичеслав (1,4%), Днепровск (1,0%) остались далеко позади. Впрочем, вопрос с Днепропетровском в итоге все равно будет решать Верховная Рада. Причем для смены названия понадобится 300 голосов, ведь придется менять Конституцию. В ст.133 раздела IX Основного Закона перечислены регионы, которые входят в состав Украины. Кроме Днепропетровской области, там еще есть и Кировоградская. Поэтому не будет ни Сичеслава, ни Елисаветграда, пока под них не соберется конституционное большинство. Еще один пример саботажа со стороны местных властей – Днепродзержинск на Днепропетровщине. Поначалу на сайте городского совета запустили голосование, мол, пускай народ сам решает. Итоги подвели 10 сентября: большинство разрывалось между двумя вариантами – историческим названием Каменское (46,8%) и новым Днепровск (44,8%). Что же выбрал горсовет? Ни один из вариантов. Спустя две недели депутаты провалили переименование города – не хватило голосов.

Еще интереснее сложилась ситуация во второй столице Украины – Харькове. Как только были проголосованы законы о декоммунизации, мэр города Геннадий Кернес довольно критически отозвался о предстоящем переименовании улиц и районов. «Переименование – затратный процесс», – заявил он. Только смена названия проспекта Ленина, по его словам, обойдется в несколько миллионов. Забавно слушать об экономии от человека, при котором лавочки в метро Харькова закупали по 8 тыс. долл. за единицу. Всего таких приобрели в 2010 г. десять штук на общую сумму 630 тыс. грн. (Сам мэр уверял, что расходовали не более 280 тыс. грн). В УИНП считают «абсолютным преувеличением» разговоры об астрономических суммах, которые придется потратить на смену названий.

И все же в Харькове придумали, как переименовать районы города так, чтобы названия остались прежними. Изменили их посвящение. Названия районов Дзержинский, Фрунзенский и Октябрьский остались на карте города. Первый теперь именуется в честь брата железного Феликса Владислава – малоизвестного врача-психиатра. Второй район посвятили харьковскому летчику-истребителю Тимуру Фрунзе. Третий – оставили Октябрьским, поскольку в октябре 1944 г. Украину освободили от немецко-фашистских захватчиков. Оцените красоту игры! Этот трюк очень напоминает случай с памятником Чапаеву в Волновахе (Донецкая обл.). Депутаты не захотели сносить монумент, поэтому переименовали его в некого казака. Ловкость рук и никакого мошенничества.

Что дальше?

Как видим, смена топографических названий из советского прошлого наталкивается на массу препятствий. Чиновники на местах либо попросту не выполняют закон, либо хитро его обходят. Означает ли это, что украинцы и дальше будут жить в окружении коммунистических названий? Отнюдь. Закон предусматривает, что если до 21 ноября местные депутаты не сумеют разобраться с переименованием улиц и площадей, этим вопросом должен заняться мэр, сельский или поселковый глава. Правда, и это не гарантирует успеха. Как видим, мэры Днепропетровска и Харькова не пылают большим желанием решать проблему со сменой вывесок. Если руководители населенных пунктов продолжат саботаж – за три месяца так и не изменят названия улиц, площадей, проспектов и т. д., что тогда? В процесс включится уже глава областной государственной администрации. Отдельный вариант с Крымом: если местные советы не сумели самостоятельно переименовать до 21 ноября географические объекты (а они и не смогут), эстафетная палочка переходит Кабмину. Правительству дается три месяца, чтобы отдельным постановлением переименовать их. Уже сейчас идут разговоры, что многим географическим объектам вернут старые крымскотатарские имена.

Что касается смены названий населенных пунктов, районов и областей, то тут путь намного короче. До 21 ноября областные, районные госадминистрации, КГГА и органы местного самоуправления должны были подать свои предложения на рассмотрение Верховной Рады. Народным депутатам дается на все про все три месяца. Если никаких предложений не поступило, то Верховная Рада всегда может сама решить, как будет именоваться тот или иной населенный пункт. Здесь она руководствуется рекомендациями Украинского института национальной памяти. Скорее всего, такое решение будет приниматься пакетом или пакетами в несколько заходов. Вряд ли парламент будет голосовать отдельно по каждому из более чем 400 населенных пунктов. Как уже говорилось, областные центры Днепропетровск и Кировоград – исключение из правил.

Сажать или штрафовать за саботаж не будут. До 21 ноября после общественных слушаний у депутатов был шанс самим подобрать красивое название родному городу. С переименованием улиц, площадей, бульваров, переулков, проспектов, районов такая же ситуация. Если депутаты этого не сделали, а мэр составит им компанию, то решать уже будут наверху. Сами виноваты, что не воспользовались своим правом выбора. Максимум, чем обернется нынешняя безынициативность на местах, – отдельные населенные пункты и улицы смогут еще до трех-шести месяцев оставаться со старым названием. Эта позиция оправдана лишь тем, что в стране может поменяться политическая повестка дня. Или по отдельным населенным пунктам могут быть сделаны исключения. Например, по Днепропетровску. Но решатся ли в Киеве не трогать город, который носит имя одного из организаторов Голодомора Григория Петровского? Вряд ли. Тем же, кто цепляется за советское наследие, остается уповать лишь на скорую смену власти в Киеве.

Оцени материал:

Ответить