2017/09/23, 1:33
Срочно:
ГлавнаяНовостиИнтерьер«Плачущая вдова» на службе власти
«Плачущая вдова» на службе власти

«Плачущая вдова» на службе власти

Дом загадочный. Прежде всего потому, что в эту государственную резиденцию до сих пор не ступала нога журналиста и туриста. Дымка загадочности навевает и таинственный маскарон на фронтоне, что смотрит на улицу Лютеранскую, — лицо женщины, украшенное вместо диадемы «пятерней» каштанового листа. Кто эта женщина, что означает ее бетонный образ над парадным входом — знают, наверное, только архитектор Брадтман и заказчик особняка купец Аршавский. Но они очень давно покинули этот мир, поэтому никому раскрыть тайну. Ясно лишь, что маскарон плачет в дождь — ведь объемный барельеф на несколько сантиметров «выглядывает» из стены, поэтому капли, стекая по щекам, создают впечатление, которое и заставило киевлян назвать эту усадьбу «домом плачущей вдовы».




«Дом плачущей вдовы» (в другом переводе — скорбной вдовы), ровесник и современник «дома с химерами», его «младший брат» по архитектурному стилю — модерн, последние полвека служит власти. Задней стеной он «прирос» к комплексу зданий бывшего ЦК КПУ, а ныне — секретариата Президента Украины, поэтому, разумеется, от соблазна воспользоваться «плачущей вдовой» «завхозам власти» трудно было отказаться.

В «Химерах» Городецкого иногда проводят переговоры с высокими зарубежными гостями украинского Президента, а вот в гостях у «плачущей вдовы» некоторые из этих высоких гостей ночуют. Не все и не всегда, ведь трехэтажный дом на Лютеранской, 23 — только одна из киевских официальных резиденций Президента, скромная по размерам. Капитально отреставрирована и «подмарафечена» в 1997 году, с тех пор она принимает VIP-визитеров на ночлег. Именно здесь отдавались на растерзание морфем Владимир Путин, Мадлен Олбрайт (на то время уже не госсекретарь США) и Кондолиза Райс (в то время еще не госсекретарь США, а советник президента Буша), Борис Березовский (в то время уже не секретарь Совбеза РФ эпохи Ельцина), а также принц Андорры, президент Бразилии и другие высокопоставленные визитеры Банковой.

VIP не всегда предпочитают войти сюда через парадный подъезд, то, что с улицы Лютеранской, увенчанный мистическим маскароном. Проще и незаметно — через внутренний дворик, защищенный стеной Банковой и засажен мило, без экзотики и пафоса. Петуния, герань, гвоздички, черноплодная рябина, несколько голубых елей и каштаны. На лужайке посреди дворика — блюдце фонтана с декаданським гипсовым лебедем-вазоном. Это единственная деталь из небольшого фамильного сада Аршавских, которая сохранилась до наших времен.

На крыльце группа журналистов, которых пригласил на день открытых дверей на экскурсию, секретариат Президента, встречает не слишком любезная, но очень эффектная дама. Это госпожа Анастасия Бугаевская, хранительница особняка. Платье глубокого темного цвета с густым кружевом на плечах, осанка, прическа, манера говорить, — словом, графиня.

Госпожа Анастасия полностью вписывается в интерьер. Или интерьер подходит ей? Мраморные лестницы, лепнина, камины, рояль, изогнутые спинки кресел с золочением, легкие кремовые скатерти и тяжелые темные портьеры, люстры Сваровски, напольные фарфоровые вазы … Все, как и полагается для «серебряного века». Кроме кондиционеров.

Спальни верхнего третьего этажа экскурсантам не продемонстрировали, только рабочие-функциональные комнаты — кабинет с величественным бюро, комнату переговоров с фривольными цветастыми занавесками, три гостиные, каминную, бильярдную комнату, ванную комнату, в которую видно недавно купили угловой пенал в ванную, балконную террасу, почти пустую, защищенную от солнца обычными офисными жалюзями.

Леонид Кучма довольно часто проводил время в этом особняке, особенно любил играть в бильярд, часто — с Валерием Пустовойтенко (своим премьер-министром 1997-99 годах). Когда хотелось тепла, он просил разжечь камин в гостиной, и сам заказывал дрова фруктовых деревьев для камина.

Наш гид — Ольга Гуревич, сотрудник Музея истории Киева, — напоминает об аристократичности столичного района Липки и, собственно, о том, что борьба за престиж и вложение денег в престижности некоторым людям помогает остаться в истории. Полтавский купец второй гильдии Сергей Аршавский вколотил множество средств в модный особняк на Липках. Строительство велось два года — с 1905-го по 1907-й. Аршавский был очень состоятельным человеком, ведь в то время, когда весь Киев ездил на дрожках или в лучшем случае в конных экипажах, купец имел два автомобиля. Однако с годами удерживать роскошный особняк оказалось для Аршавского дорого — и в 1913-м он продает красивую недвижимость тоже богатому, но значительно старшему и ничем не примечательному в дальнейшей истории Тевье Апштейну. Месье Апштейн не стал перестраивать дом по-своему, поэтому монограмма «АС» от предыдущего владельца так и осталась на фронтоне особняка по сей день. Апштейн умер в этом особняке в 1917 году, и еще два года его жена действительно была плачущей вдовой — она жила здесь же, пока советская власть не национализировала дом. В симпатичном особняке расположилась какая-то спортивная федерация.

Красные спортсмены, как и последующие квартиранты постройки, не отнеслись слишком бережно к буржуазной собственности. Поэтому от эпохи модерн, архитектурной фантазии Эдуарда Брадтмана и счастливой семейной жизни Аршавских остались до сих пор только три люстры Сваровски, фонтан, лепнина и камин. А еще образ плачущей вдовы над парадным подъездом с монограммой «АС» …

Оцени материал:

Ответить