2020/12/03, 23:30
Срочно:
ГлавнаяНовостиПолитикаТуристы и террористы — что ждет египтян после отъезда россиян
Туристы и террористы — что ждет египтян после отъезда россиян

Туристы и террористы — что ждет египтян после отъезда россиян

Туристы и террористы - что ждет египтян после отъезда россиян




Запрет полетов российских авиакомпаний в Египет (который, если верить Дмитрию Медведеву, вводится всерьез и надолго) — серьезный удар по экономике этой страны. Туристическая отрасль Египта, в которой одним из главных источников дохода являются русские туристы, может оказаться на грани выживания. Какие еще последствия оттока россиян могут грозить стране, которая всего несколько лет назад перенесла революцию.

Кто ездил отдыхать в Египет

После удара, нанесенного по египетскому туризму революцией 2011 года, от которого сектору так и не удалось полностью оправиться, именно поток туристов из России составлял одну из немногих надежных опор рекреационного бизнеса в стране. По данным Associated Press, в 2014 году Египет посетило около 3 млн россиян, что составило примерно треть от общего числа туристов, приехавших в тот год в страну. При этом значительная часть этого потока была привязана к курортам Красного моря и направлялась именно на Синайский полуостров — в Шарм-эль-Шейх и Дахаб.

Доля русских туристов на Синае была особенно высока. По оценкам самих игроков местного туристического рынка, туристы из России в последние годы составляли здесь более половины всего контингента отдыхающих. Весьма внушительной (хотя и заметно меньше российской) была на Синае и доля британских туристов. Всего, по официальным данным, в 2014 году Египет посетило 900 тысяч британцев. После того, как Россия и Соединенное королевство практически одновременно отменили полеты в Египет, туристические центры на Синае могут прекратить свое существование в том виде, в каком мы их знаем.

Каково значение туризма в экономике Египта

В середине нулевых туризм обеспечивал около 20% ВВП Египта. С началом мирового кризиса в 2008 году вклад туристического сектора в общий ВВП страны начал постепенно снижаться. В 2011 году после революционных событий в стране и отстранения от власти Хосни Мубарака в отрасли произошел драматический спад. С тех пор доля туризма в ВВП Египта составляет около 15%. Что произойдет с туристическим бизнесом в целом после того, как «стратегическая» клиентура оказалась надолго потеряна, в точности предсказать сложно, однако удар окажется существенным.

Серьезное влияние на ситуацию с туризмом на Синайском полуострове оказала история с крушением российского самолета А321, принадлежащего компании «Когалымавиа». Официальное расследование еще не закончено, но версия о терракте на борту самолета — одна из основных и наиболее обсуждаемых как за границей, так и в России, хотя российское руководство и пытается не делать на ней акцент. Вне зависимости от результатов расследования (которых, по словам руководителя администрации президента Сергея Иванова, не стоит ждать в этом году), затухание туризма на Синайском полуострове теперь почти неизбежно. Если боевики-исламисты действительно организовали взрыв на самолете «Когалымавиа», то можно было бы назвать это «самострелом» — получается, что регион сам отрезал себя от источников дохода. Однако, разумеется, ситуация здесь гораздо сложнее. Фактически именно особенности развития туристического сектора на Синае отчасти повлияли на то, что на полуострове укоренился терроризм.

Почему на Синае высокая террористическая угроза

Следует напомнить, что после Шестидневной войны — с 1967 по 1979 гг. — полуостров был оккупирован Израилем. Отчасти уже израильтяне начали создавать на нем первые туристические объекты — в частности, туристическая деревня была построена возле еврейского поселения Офира в районе Шарм-эль-Шейха. Аэродром поселения позже послужил основой международного аэропорта Шарм-эль-Шейха.

В 1979 году, после того, как Египет и Израиль заключили мирное соглашение в Кемп-Дэвиде, полуостров был возвращен Египту, однако, по условиям мирного договора, присутствие вооруженных сил Египта на Синайском полуострове было ограничено и строго оговаривалось. Фактически тут не приходится говорить о полном контроле над 60 тысячами квадратных километров территории полуострова (не могли его обеспечить и международные силы ООН, расквартированные там после подписания Кэмп-Дэвидского соглашения). При этом большинство жителей полуострова составляли бедуины, которые экономически и социально были мало связаны с населением основного Египта. Когда на полуострове в 1980-е начал активно развиваться туристический бизнес, то ставка в его развитии была в последнюю очередь сделана на бедуинов.

В качестве рабочих и просто жителей туристических поселков вдоль побережья Красного моря приглашались египтяне из долины Нила — им оказывались преференции в получении участков Земли, доступе к пресной воде и подключении инфраструктуры. Бедуинские племена оказались практически не «привязаны» к новой индустрии на полуострове и при этом кочевали по огромной пустынной территории, над которой после 1979 года отсутствовал четкий государственный контроль. Это постепенно вовлекало бедуинов в разные схемы криминальной активности (например, в поставки на курорты гашиша, что можно считать элементом влияния на туристический бизнес) и контрабанды.

Режим серой зоны не мог не привлечь на полуостров разного рода радикальные элементы. Рано или поздно — особенно с учетом близости Израиля и сектора Газа (который несмотря на блокаду снабжался оружием и ресурсами через контрабандные тоннели с синайского полуострова) — такая ситуация не могла не привести к тому, что Синай превратился в один из террористических центров.

Какие проблемы возникнут у Египта

Если туристиеский бизнес на Синае придет в упадок, несколько городков и поселков, расположенных на узкой полоске на юге полуострова, серьезно пострадают. Часть населения вернется на материк. Значительная часть работы в курортных центрах носила сезонный характер. Теперь тем, кто приезжал на подобные заработки придется искать работу где-то еще. Уровень безработицы в Египте после прихода к власти президента Абдула Ас-Сиси, опирающегося на поддержку военных, постепенно снижался. Достигнув максимума в 13,4% во втором квартале 2013 года, он упал до 12,7 % к середине 2015 года. Некоторая стабилизация власти в условиях нового авторитарного военного режима и финансовая поддержка монархий залива оказали определенный эффект на экономику. Однако теперь по этим усилиям будет нанесен чувствительный удар.

Это, безусловно, создаст дополнительное напряжение в обществе и экономике страны, однако проявляться оно будет, прежде всего, в «материковом» Египте. Следует учитывать, что две трети безработных Египта — молодежь. Рабочий контингент в туристическом бизнесе тоже был во многом молодым. И потеря рабочих мест может усугубить эту ситуацию, потенциально небезопасную для любого режима на Ближнем Востоке.

Самим Египетским властям сейчас прежде всего понадобится обеспечить безопасность двух важнейших инфраструктурных линий, проходящих через Синай. Во-первых, это Суэцкий канал, который при Ас-Сиси дополнительно расширили, — одна из несущих колонн экономики Египта. Он обеспечивает транспортировку 3% ежегодных объемов мирового потребления нефти и приносит в казну Египта до $3 млрд прямого дохода. И обеспечение безопасности на нем является национальным приоритетом. Второй такой объект — газопровод, который проходит через Синай и ведет в Израиль и Иорданию. После падения Мубарака газопровод несколько раз подвергался атакам. Однако сейчас силовикам удается его контролировать.

Большая часть коренного населения полуострова (а это всего 0,6% населения Египта), по-видимому, собиратеся продолжить тот образ жизни и те экономические практики, с которыми она была связана прежде. То, что теперь эта экономическая активность, по-меньшей мере, не противоречит интересам исламского терроризма — также следствие шагов, которые египетские власти, а также международное сообщество предприняли много лет назад. Когда присоединяешь большие полуострова, имеющие стратегическое значение, и не продумываешь до конца, как строить отношения с его коренным населением, случиться может все, что угодно.

Станислав Кувалдин

Оцени материал:

Ответить

Яндекс.Метрика